Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:29 

Он будет помнить

Satsumu Anoho [DELETED user]
Название: Он будет помнить
Автор: Satsumu_Anoho (Mea Culpa)
Бета: Kalahari
Пейринг/Персонажи: Сасори/Дейдара, клан Тсукури
Жанр: angst, drama, slash
Рейтинг: R
Саммари: Акасуна но Сасори отправляется в Камень, чтобы превратить семью Тсукури в своих послушных марионеток. Оставляя в живых Дейдару, он и не подозревал, что это решение изменит его жизнь…
Дисклэймер: Кишимото-сан, отдайте хотя бы Сасори, остальное - Ваше
Статус: завершен
Размер: мини
Права размещения: спросить меня

«Вы когда-нибудь чувствовали, что ваши дни сочтены?»
Thousand Foot Krutch – When In Doubt



Прибытие в Камень

Парень, облаченный в черный плащ с красными облаками, уверенно шагал к дому Тсукури. Его ярко-красные волосы были взлохмаченными, как будто расческа к ним и не прикасалась. Лицо же – лицо куклы - не выражало никаких эмоций. Даже вишневые глаза казались безжизненными, а ведь какие это были глаза! Миндалевидной формы, защищенные от пыли длинными ресницами - таким позавидует любая девушка!
Там его уже ждал Тсукури но Хироши. За те 4 года, что они не виделись, на его лице появился шрам, пересекающий подбородок. А в целом он оставался все тем же вечно улыбающимся Хироши, с рассыпанными на плечах длинными каштановыми волосами.
- Давно не виделись, Сасори-сан.
- Да, конечно. Рад, что сумел заглянуть к вам, хоть и ненадолго.
- Вы быстро нашли наш дом?
- Да. У нас, в Песке, гораздо сложнее найти то, что ищешь, поверьте. Нумерация домов такая запутанная, что впору выдавать гостям карту, чтобы они не плутали по жарким улицам.
- А у нас в семействе прибавление, - с гордостью сказал хозяин дома, провожая гостя в гостиную.
- Еще одна девочка? – с иронией сказал тот.
- Нет, мальчик. Дейдара. Ему уже три года.
- Мои поздравления.
- Вам принести что-нибудь?
- Если вас не затруднит, то сделайте мне чашечку зеленого чая. Дорога была утомительной.
Хозяин кивнул и вышел.
Сасори уселся на подушку, скрестив по-турецки ноги, и огляделся. Комната, в которую его провели, была просторной и светлой. На стенах висели кашпо с цветами, что немало поразило гостя из Песков – у них такие пышные растения не водились. Более чем половина видов была Сасори незнакома.
Да и стол, перед которым уютно устроился парень, тоже был светлым, изготовленным из клена. Его древесина, особенно если ее тщательно отполировать, была персикового оттенка. Сасори, как кукольник, невольно оценил это и провел рукой по гладкой поверхности стола. Легкая улыбка появилась на его лице.
Тем временем в комнату вернулся Хироши, держащий в руках поднос.
- Я слышал, что вы покинули селение и присоединились к организации Акацки, - сказал Хироши, разливая чай.
- Да, было дело, - буднично отозвался Сасори. Он взял протянутую чашку и сделал глоток.
Внезапно за дверью, ведущей в другие комнаты, послышались звуки возни и женские голоса.
- Эй, не толкайся!
- Сама не толкайся! Я тоже давно не видела Сасори-куна!
- И не увидишь!
- Сату, Санго! – сердито окликнул их отец.
Шум стих.
Сасори тихо засмеялся. Смех звучал как-то язвительно. Он прекрасно помнил этих двух девушек. Когда он посетил дом Тсукури в первый раз, они с таким восхищением смотрели на него, слушали его рассказы… Словом, налицо были все признаки влюбленности. Однако он и не запомнил их лиц. Помнил лишь длинные светлые волосы да серые глаза в обрамлении пышных ресниц…
Тем временем дверь приоткрылась, и в нее просунулись две симпатичные девичьи мордашки, взгляды которых устремился на Сасори.
- Сасори-кун, здравствуй, - прощебетали девушки.
Он безразлично скользнул по ним взглядом и проронил «Привет». Лица девушек вытянулись – они явно рассчитывали на более теплое приветствие. Но им было невдомек, что куклы обычно не выражают своих эмоций, предпочитая безразлично созерцать все, что окружает их.
- Как дела? – робко спросила одна из девушек.
- Ты давно к нам не заглядывал, - добавила другая.
- Мне нужно поговорить с вашим отцом. Наедине, - сказал Сасори.
Губы одной из сестер задрожали, а в глазах заблестели слезы. Эта девочка была слишком ранимой, но именно она нравилась Сасори больше всего. Нравилась своим умением поглощать чакру противника. Да, такая марионетка ему просто необходима.
И эта девочка первой убежала куда-то внутрь дома, давая волю слезам. Сасори слышал ее всхлипы, но даже и изящной бровью не повел. Зачем? Скоро он избавит ее от страданий и даст ей то, о чем мечтают все девушки – вечную молодость.
Затем вторая сестра тихонько прикрыла дверь. Послышались ее удаляющиеся шаги.
- Мне с детства надоели эти радостные вопли типа «Сасори-кун», - сказал кукольник в ответ на недоумевающий взгляд Хироши. И он не лгал. Мало того, что Сасори был красив, так он еще обладал острым умом. Все видели в нем будущего Казекаге, опору селения… Но никто не хотел понять, чего хочет он.
- И зачем члену Акацки потребовалось приходить к нам и пить чай? Вы ничего не делаете просто так, Сасори-сан.
- Вот именно. У меня есть своя цель в деревне.
Семья Тсукури. Обладатели мощной чакры, уникальных дзюцу, мощь которых они и сами не осознавали. А вот Сасори осознал и пришел к выводу, что Тсукури растрачивают свой талант впустую. Поэтому следует направить все это по нужному руслу путем изготавливания из них марионеток. Для них он, Сасори, подберет какое-нибудь особенное дерево. Как и для Третьего Казекаге, который был изготовлен из невероятно прочного русского дуба.
Хироши внимательно смотрел на гостя, пытаясь по его лицу прочесть его намерения, однако все тщетно. Поэтому Хироши вновь улыбнулся.
- Еще чаю?
- Нет, спасибо. Лучше расскажите о новостях в Камне.
- Ну…
Не успел Хироши начать, как дверь снова распахнулась – на этот раз полностью – и на пороге возник маленький мальчик. Сасори невольно отметил, что у него, как и у сестер, длинные светлые волосы, перевязанные на затылке завязочкой, огромные серые глаза. Все дети явно пошли в мать, Кохану.
Так значит, это сын Хироши, Дейдара. Он еще слишком мал, чтобы стать марионеткой, не умеет еще управлять чакрой. И Сасори решил, что оставит этого мальчика в живых, а уж потом, спустя несколько лет, выяснит, достоин ли Дейдара стать частью его коллекции или же нет. Хотя собрать у себя в коллекции всю семьи Тсукури будет забавно.

Конец клана Тсукури

Мальчик подошел к Сасори и принялся разглядывать гостя. Потом бестактно спросил, немного шепелявя:
- Ты кто такой?
- Сасори, - кратно ответил кукольник.
- Я тебя раньше не видел, но ты мне все равно нравишься. – Дейдара протянул гостю маленькую ручку. – Давай дружить?
Сасори с легким удивлением смотрел и на Дейдару, и на протянутую им руку. Мальчик был настолько хрупкий и нежный, настолько еще невинный, что Сасори не смог не оправдать его доверие и пожал ручку малыша. Тот просиял и кинулся обнимать новоприобретенного друга.
Кукольник опешил от такой бурной радости, но малыша не отталкивал, позволяя ему провести ручками по его волосам, носу и, наконец, губам. Дейдара обвел пальчиком контур губ Сасори, обвел настолько нежно, насколько способен был ребенок.
И Хироши внезапно показалось, что его сын с какой-то безумной любовью и нежностью смотрит на гостя. Старший Тсукури тряхнул головой, отгоняя эти бредовые мысли. Это все недоверие к кукольнику, ожидание от него какого-то подвоха.
- Дейдара, иди погуляй, - сказал отец во избежание дальнейших казусов.
- Но папа…. Я хочу поиграть с Сасори, ммм, - заканючил Дейдара.
- Потом поиграем, иди давай. – И кукольник подтолкнул малыша к двери. Если его расчеты верны, то из него вырастет отличное орудие. Поэтому не стоит ему видеть, как Сасори будет убивать его родителей. Не надо думать, что кукольник пожалел ребенка, он скорее заботился об еще одном экземпляре для своей драгоценной коллекции.
Спустя десять минут после ухода Дейдары Сасори приступил к выполнению своего плана. Он знал яды досконально, поэтому даже не воспользовался своими марионетками. Достаточно было запустить в Хироши иглой, предварительно вымоченной в яде скорпиона. Никакой боли, наверно, хозяин даже не успел понять, что произошло. Титьютоксин убивал быстро и не влиял на общую работу системы циркуляции чакры, за что и был особо любим Сасори. Он с удовлетворением посмотрел на Хироши, лежащего на полу. На его лице все еще играла улыбка.
- Не каждому дано умереть с улыбкой на лице, - заметил кукольник и, сделав несколько печатей, заключил бывшего приятеля в свиток.
Убить жену и дочерей Хироши оказалось еще проще. Когда он зашел на кухню, где они что-то готовили, то все женщины просияли. И снова смертоносные иглы достигли их быстрее, чем погасли улыбки. Около ног кукольника лежало три трупа с легкими улыбками. Сасори переступил через Кохану и подошел к девочке, которая чуть раньше плакала. Она лежала, нелепо раскинув руки и ноги, ее кимоно немного приоткрылось на груди. Сасори скользнул взглядом по ее телу и улыбнулся.

Покидая дом Тсукури, дверь запирать он не стал. Сасори даже не подумал о том, каково будет вернуться Дейдаре в пустой дом, не подумал он и о том, что малыш будет плакать, даже рыдать, бессмысленно выкрикивая в пустоту имена сестер и родителей. Ему и в голову не пришло, что ребенок может не выжить. Нет, Сасори был уверен в том, что этот хрупкий мальчик, так похожий на свою покойную мать, превзойдет всех Тсукури и станет самой лучшей марионеткой.
Когда он проходил мимо городского фонтанчика, то увидел детей, играющих в мяч. Всем им было лет по пять. Сасори притормозил, глядя на них. Ему вспомнилось его детство: он в их возрасте уже пытался изготавливать марионетки. Конечно, не все тогда у него получилось гладко, но спустя год он создал отличных марионеток. Отца и мать. Бабуля Чие никогда не говорила ему, что его родители погибли, но тогда еще не ожесточившееся сердце кукольника быстро осознало, что он напрасно ждет родителей. Напрасно.
И он бы не пожелал самому злейшему врагу испытать такую тоску, которая грызла его в то время: хотелось кричать, чтобы хоть немного заглушить боль, хотелось разломать марионеток, чтобы разочароваться в искусстве…
Внезапно кто-то дернул его за полу плаща. Сасори посмотрел вниз – рядом стоял Дейдара. Малыш улыбался, глядя на кукольника.
- Ты обещал со мной поиграть.
Сасори присел и погладил Дейдару по голове.
- Береги себя, - сказал кукольник, - а поиграем мы позже.
- Когда?
- Не знаю, - честно ответил кукольник.
Дейдара порылся в кармане и извлек оттуда дешевенький медальон овальной формы, который и потерять не жалко. А ведь дети так часто теряют вещи… Малыш открыл медальон и показал Сасори его содержимое: внутри располагались две фотографии. На одной был изображен сам Дейдара, а на другой – его сестры. Видимо, ребенок действительно любил своих родственников.
Сасори потрепал его по голове, а Дейдара вдруг протянул ему медальон.
- Это тебе, да.
Поколебавшись, кукольник взял подарок и вновь поразился наивности ребенка. Наверно, все дети такие… Про свое детство Скорпион ничего такого сказать не мог.
Дейдара снова обнял Сасори, зарывшись носом в его красные волосы.
- Возвращайся скорее, ммм… - жалобно попросил малыш.
Сасори ничего не ответил. Поднялся на ноги и быстро зашагал прочь. Дейдара сначала бежал за ним, потом отстал и просто стоял, наблюдая за тем, как уходит симпатичный гость. Затем малыш развернулся и побежал к своим друзьям, которые его ожидали неподалеку. Дейдара искренне верил, что Сасори скоро вернется и останется с ним навсегда. До самой смерти. Слегка удивившись такой мысли, Дейдара тут же о ней забыл.
Сасори не хотел понимать, что этот ребенок смотрел на него как на самого дорогого человека, потерять которого он очень боялся. Поэтому Сасори просто гнал от себя эти мысли.
- Надеюсь, он никогда не узнает, что я натворил… - пробормотал кукольник.
Счастливые серые глаза Дейдары еще долго преследовали его, подкрадываясь в виде воспоминаний. Сасори сейчас еще больше радовался тому, что он кукла, ибо он знал, что иначе бы его мучили ночные кошмары с Дейдарой в главной роли.

«Я задаюсь вопросом,
Как теперь с тобой поступить?»
Nevada Tan – Wie Est ist


Мгновения воспоминаний

- Дейдара.
- Что?
- Не хочешь пройтись?
Дейдара с изумлением уставился на своего напарника. Лицо Сасори в этот момент как нельзя больше походило на кукольное – ни один человек не может смотреть так, как смотрел Сасори: словно он видит что-то, недоступное обычному взгляду.
А он и видел. За те прошедшие семнадцать лет Дейдара вырос в копию своей матери: такой же бесшабашный и непредсказуемый. Стоит ли упомянуть о внешности? Порой Сасори казалось, что он видит перед собой Кохану… Чтобы избавиться от этого наваждения, он доставал марионеток Тсукури и любовался ими, почти физически ощущая их мощь и чакру – разумеется, вдали от глаз Дейдары. Свое слово кукольник сдержал, и поэтому материал на них пошел хороший – австралийская секвойя. Сасори когда-то видел это дерево на картинке, и оно поразило его своими размерами и мощью. Как раз для такого клана как Тсукури.
Но вот Дейдара явно выделялся среди своих родственников. Кукольник убедился в том, шиноби из него неважный. Если бы он не испытал на себе запрещенное дзюцу, вследствие чего приобрел способность создавать взрывающиеся фигурки, то Сасори бы и тратить на него свое время не стал. Но какое-то шестое чувство говорило, что Дейдара является алмазом, который нуждается в огранке. А это всегда тонкая ручная работа, и поэтому Сасори решил примерить на себя роль огранщика.
- Вы раньше никогда мне не предлагали с вами пройтись, да, - сказал Дейдара.
- Так ты пойдешь?
Дейдара кивнул и мгновенно схватил сумку с глиной. Прицепив ее на пояс, он откинул длинные волосы назад и отрапортировал, что готов. Сасори, отметив, что свою камеру тот надевать не стал, лишь усмехнулся в ответ. Однако он не забрался в Хируко, как делал обычно. Если он собирается сегодня заполучить в свою коллекцию последнего Тсукури, то не следует пользоваться защитной марионеткой. Дейдара не ожидает подвоха от своего напарника, как, впрочем, не ожидала и его родня…
Скорпион Красных Песков приготовился к атаке, уже занес хвост для того, чтобы нанести решающий удар по клану Тсукури.
- Куда пойдем? – спросил Дейдара, когда они вышли из гостиницы. Он был немного зажат, ибо никогда не разговаривал с Сасори по душам, а тем более не гулял с ним. Он наматывал на палец одну из длинных светлых прядей, что делал всякий раз, когда нервничал. А сейчас волнение Дейдары достигло своего апогея. Какая-то теплая волна начала подниматься внизу живота, заставляя Дейдару соблазнительно улыбаться Сасори.
Кукольник молча привел парня к ресторану «Васаби». Это был одним из лучших ресторанов страны Водопадов, где напарники находились на данный момент. Дейдара много слышал о «Васаби», но и не мечтал там побывать – почти все заработанные деньги он тратил на глину, с помощью которых и создавал свои творения, которыми так гордился. Он очень надеялся, что его напарник когда-нибудь оценит его, Дейдары, искусство и даже соизволит слегка улыбнуться и похвалить… На большее и рассчитывать не приходилось, ибо сердце Сасори отдано марионеткам. Но услышать скупую награду от кукольника нереально, как и то, что тот гость, впечатливший маленького Дейдару, вернется.
Сасори разрешил Дейдаре заказать все, что он захочет, себе же просто попросил принести воды. В еде он не нуждался, впрочем, и в воде тоже. Но порой ему все-таки хотелось сделать что-то «нормальное», что обычно делают люди – например, выпить воды или посмеяться над шуткой Дейдары.
- Знаешь, что мне недавно сказал Пейн? – спросил Сасори, когда Дейдара приступил к десерту. Ел он с огромным удовольствием, словно это была последняя трапеза в его жизни. Хотя, вероятно, так и будет. И Сасори даже улыбнулся от настигшего его желания побыстрее добавить недостающий экспонат в его коллекцию. Вот он, этот экспонат, сидит рядом, дышит, улыбается, даже не подозревая, что скоро все изменится…
- Что мы отличная команда? Если это, то он большой шутник, ммм!
- Нет, он сказал, что ты… нетрадиционной ориентации.
Дейдара отложил палочки и внимательно посмотрел на Сасори. Тот его удивил – в который раз. Пора бы уже понять, что кукольник - это неиссякаемый источник сюрпризов, как приятных, так и не очень.
- И что, данна? Вы же все равно кукла… ммм.
- Я разве сказал что-то против?
- И если вам интересно, то я такой с детства, да.
- Почему это? И зачем ты мне это рассказываешь?
- Вы чем-то похожи на Него, хм. У вас такие же красные волосы.
Глаза Сасори чуть расширились: неужели Дейдара помнит его визит? Неужели ему тогда не показалось, и малыш Дейдара смотрел на него с любовью? Кукольник почувствовал растерянность, словно он стоит на развилке и не знает куда идти – налево или направо. А ведь можно просто пойти назад, порой там ждет награда… Всегда можно отступить, ведь это не значит, что ты проиграл.
- Я видел этого парня всего два раза, но никак не могу забыть, да. Правда, время стерло из памяти черты его лица, но помню, что он сказал мне. «Береги себя». Именно поэтому я все еще жив. Если бы он не пообещал мне встретиться позже, то я бы, наверно, сдался.
Сасори молчал. Да и что он мог сказать? Правду? Сейчас признание только усугубит положение.
- А что за парень?
Далее Дейдара озвучил то, что Сасори было давно известно, ведь тем парнем был он. Однако он и предположить не мог, что маленький Дейдара постоянно вспоминал гостя. Глупый отпрыск Тсукури искренне верил в то, что и гость ждал его. Романтичность с налетом глупости и безумия – удел людей с тонкой душевной организацией, к коим кукольник и относил Дейдару. Себя же он считал высшим классом, безразличных ко всему, но невероятно преданных искусству.
Сасори нащупал в кармане иглу и пробирку с титьютоксином.
- А имя-то ты хоть помнишь? Как же иначе искать его будешь?
- Хм… Сабуро, Сашио, Санииро… Что-то на «С», в общем, ммм.
- Эта затея обречена на провал, - вздохнул кукольник.
- Возможно, но вы мне напоминаете его, да. И поэтому я прошу вас… Прошу... Можно я вас поцелую?
Вопрос прозвучал слишком неожиданно даже для Сасори.
- Поцеловать меня? Не думаю, что тебе понравится.
Кукольник никогда надолго не терял самообладания. Хотя, если честно, мало кто вызывал в нем такие яркие чувства, которые заставляют душу метаться в растерянности из стороны в сторону, пытаясь найти выход. Сасори чуть ли не физически ощущал, что душа рвется из грудной клетки наружу, как птица пытается вырваться из клетки и отправиться в свободный полет…
- Понравится. Можно?
И Сасори еще сильнее сжал иглу в руке, искренне надеясь, что она переломится напополам или же сама воткнется в шею Дейдары, кожа которого была так нежна и светла, словно персик. Однако игла и не думала выбирать дорогу.
Налево, направо или назад?
Тихо убить, вызвать на поединок или отказаться от мечты?
- Доешь десерт, - сказал Сасори в ответ. И. помолчав, добавил, - Потом поцелуешь.
Игла выскользнула из рук кукольника и упала на пол около ног Дейдары, издав тихий звон. Однако он, поглощенный десертом, не услышал этого звона. Сасори же в очередной раз сказал себе, что Дейдара алмаз. Надо только придать ему нужную форму, чтобы он засиял еще ярче.
Надо еще немного подождать, дать ему новые знания. Когда Дейдара станет настолько сильным, что сможет противостоять Сасори, тогда кукольник и нанесет решающий удар, окончательно сотрущий с лица земли один из сильных кланов.
А пока Сасори сделал шаг назад, подарив Дейдаре еще несколько лет жизни.

Сквозь безразличие

- Вы сегодня добрый, да.
Они уже покинули ресторан и сейчас прогуливались по небольшому парку, расположенному рядом. Уже стемнело, на небе игриво сияли звезды, складываясь в созвездия. Силуэты деревьев казались порой устрашающими.
- Возможно. Иначе бы счет оплачивал ты.
- У меня нет таких денег!.. Черт, я же вам теперь должен… ммм…
- Да ладно, - хмыкнул кукольник, - просто скажи, что я и мое искусство совершенны, и мы в расчете.
Дейдара подумал, что он ослышался. Впервые Сасори просил сказать что-то о нем самом. Он напрашивается на комплимент? А Дейдаре, кстати говоря, очень хотелось сделать ему что-то приятное. Хотя оценит ли это кукла, почувствует ли что-то? Если он скажет то, что просит Сасори, то кукольник наверняка не забудет его слов, его самого. Сасори не как тот парень, он совсем другой.
Если бы Дейдара только знал правду! Ему бы стоило бежать без оглядки подальше от кукольника, от Акацки, от всего мира шиноби. Ведь все это складывалось в один большой паззл, в котором сейчас не хватало кусочка с надписью «клан Тсукури». Дейдара был тем, что не давало этому кусочку сгинуть окончательно.
- Сасори но данна, вы самый замечательный человек, с которым я знаком, не считая того парня. Вы очень талантливы и красивы, ммм. А ваше искусство нельзя сравнить с моим, потому что в нем нет изъянов. Надеюсь, что наше знакомство не прервется, и вы будете крестным отцом моих детей, да.
- Ты хочешь завести детей? – только и сумел сказать Сасори. Он и не ожидал, что Дейдара разразится такой громкой речью. И эта речь, черт возьми, понравилась кукольнику. Будь он человеком, то у него наверняка бы замерло сердце, а потом быстро-быстро застучало, словно боясь, что не успеет завершить очередной круг кровообращения.
Сасори слишком ясно помнил, как маленький Дейдара смотрел на него, а сейчас к этим странным ощущениям добавилась эта речь… Что-то треснуло в броне безразличия Сасори, и сквозь эту небольшую трещину начал пробиваться робкий зеленый росток нежности. Давно забытые Сасори эмоции грозили вырваться наружу и излиться на Дейдару, самого близкого сейчас для кукольника человека.
- Этого хотят все! Ну… кроме вас, наверно. Только бы найти достойную мать, хм. Это же такое дело, иногда товар бывает с гнильцой. А я хочу, чтобы мои дети были такими же, как мы с вами, ммм.
- Звучит как признание в любви.
- Я не это имел в виду, не обольщайтесь, ммм.
А Сасори очень хотелось обольститься. Потому что двадцать лет он не позволял себе ни малейшей слабости, никаких привязанностей. Жил словно в вакууме, где не было ничего. А сейчас рядом его будущая марионетка – такая непредсказуемая, веселая и, что самое ценное, живая. Воспользоваться бы ею, но… Свое тело Сасори сейчас почти ненавидел. Ему хотелось вернуть прежнее хотя бы на полчаса. Этого будет достаточно для маленькой опасной игры в чувства.
Дейдара тем временем вспомнил про поцелуй и подошел к своему напарнику. Сасори первый проявил инициативу, притянув его к себе, и коснулся своими губами его щеки. Прикосновение было легким, словно бабочка задела своим крылом. Кукольник приподнял челку Дейдары и тихо сказал:
- Зачем ты прячешь такие красивые глаза?
- Не знаю… Поцелуйте меня, данна. А завтра забудем об этом, да.
Никогда их не тянуло друг к другу, как этим вечером, никогда им не хотелось стать единым целым, как сейчас. Даже вечно безразличные глаза Сасори немного оживились, что вызвало довольную улыбку на лице Дейдары. Не его обычную ухмылочку, а настоящую улыбку!
И тут Сасори совершил ошибку, которую когда-нибудь совершает любой шиноби – он поддался своим чувствам. Точнее, не чувствам, а их отголоскам. Но ведь поддался!
Поцелуй обжег губы Дейдары сильнее, чем это бы сделал огонь или даже серная кислота. Жгло не только губы, но и сердце, заставляя представлять на месте Сасори того таинственного гостя. Дейдаре казалось, что еще немного, и он вспомнит имя… А пока он сильнее прижимался к кукольнику, сжимал тонкими пальцами его плечи, но наслаждение длилось какие-то считанные секунды. Сасори резко отпихнул напарника.
- Какого черта, данна?
- Ты вновь думал о том парне, - мрачно сказал кукольник.
Он слишком хорошо знал Дейдару, чтобы утверждать это. Но зато он не мог сказать ему, кто же тот гость. Дейдара должен додуматься до этого сам, чтобы добровольно стать его куклой. В этом будет особая прелесть.
- Вы… ревнуете?
Сасори кинул тоскливый взгляд на свое бедро. В потайном кармане штанов были запрятаны отравленные иглы. Как же ему хотелось покончить со всеми Тсукури прямо сейчас и здесь! Но нет, Дейдара еще не раскрылся полностью. Бутон только-только начал распускаться, еще не позволяя даже догадаться, какой из него получится цветок.
- Я кукла, я не могу чувствовать.
- Вы врете, данна, ммм. Что-то да чувствуете, пусть и не ко мне. Впрочем, плевать. Я вспомнил кое-что о том парне!
- И что же?
- Он из Акацки!
Сасори нахмурился. Что он еще помнит? Неужели этот поцелуй разбудил дремавшие в Дейдаре воспоминаний и выплеснул их, словно океан выносит свои волны на берег, оставляя там мокрые следы?
Плащ Акацки, красные волосы, имя на букву «С»…
Неужели тем парнем был Сасори но данна? Это не укладывалось у Дейдары в голове, он не мог поверить, что такое возможно. Единственный способ узнать правду – обыскать вещи кукольника. Дейдара верил, что гость не выкинул подаренный медальон, ведь он вместе с медальоном отдал и кусочек своего сердца. Поэтому порой и просыпался ночью от колющей боли в левой половине груди. Так кололо его одиночество, чувство потери.

Жизнь - больше чем игра, в которую ты играешь...
Thousand Foot Krutch – Last Words



Новые отношения


Кое-что в их отношениях изменилось. Теперь, после долгих дневных скитаний, Дейдара мог подойти к Сасори и обнять его, положив голову кукольнику на плечо. Сасори в ответ гладил напарника по спине, который тут же начинал что-то бормотать чрезвычайно довольным тоном. После чего Дейдара обычно целовал кукольника и отправлялся спать, пожелав Сасори спокойной ночи.
Эти нехитрые ласки вскоре стали их традицией, их тайной.
Физически Сасори не мог этого ощутить, поэтому в моменты объятий он извлекал из памяти ощущения детства, когда его обнимали родители, и «примерял» их на Дейдару. И надо сказать, что это стало для него отдушиной в ожидании новой марионетки.
Будущая же марионетка тихо таяла в руках кукольника. И пусть его руки были твердыми и деревянными, для Дейдары это были руки человека, который ему нужен. Пока он, правда, не нашел доказательств, что Сасори тот самый гость, но сердцем чувствовал, что да, это он. Дейдаре становилось даже смешно: он столько грезил о том госте, который приходил к нему в снах и делал с ним ТАКОЕ, что подрывник просыпался от того, что по ногам текла теплая сперма, а язычки на его руках довольно извивались. И в такие минуты Дейдара радовался, что Сасори нет поблизости, иначе бы он умер от стыда на месте.
Грезить-то Дейдара грезил, а вот оказалось, что тот давний гость все это время был так близко…
- Данна, а можно нескромный вопрос? – как-то раз спросил Дейдара, когда они закончили очередную миссию и ввалились в какую-то дешевую гостиницу, пошатываясь от усталости. Точнее, пошатывался только Дейдара, Сасори же был бодр – чего еще ожидать от куклы?
В данный момент Дейдара поднес свои ладони друг к другу и заставил язычки сплестись в поцелуе, что доставляло ему несказанное удовольствие. Во всяком случае выглядело это лучше, чем если бы он сам целовался со своей рукой. Но все же эти приятные ощущения не шли ни в какое сравнение с теми, что дарили ему поцелуи Сасори.
- Нет, - ответил кукольник, сидя на подоконнике и глядя куда-то вдаль.
- Но…
- Это ответ на твой вопрос. Ты же хотел спросить, оставил ли я себе при превращении в марионетку член? Так вот, мой ответ «нет».
- А жаль, да…. Мне вот интересно, как вы обходитесь безо всяких удовольствий… ммм?
Сасори спрыгнул с подоконника и подошел к Дейдаре. Повалил его на спину, нависнув сверху, и без лишних слов запустил руку в штаны Дейдары. Глаза того округлились от удивления, и почти тут же в них вспыхнул похотливый огонек. Сасори давно не видел такого взгляда, поэтому даже он – бесчувственная деревяшка – издал протяжный стон и провел пальцами по члену Дейдары, заставив того блаженно закрыть глаза и резко выдохнуть.
Второй рукой Сасори аккуратно начал стягивать штаны с напарника, и Дейдара чуть приподнял таз, чтобы облегчить задачу. Он боялся сейчас одного: что сейчас он откроет глаза и поймет, что все происходящее всего лишь сон … Поэтому Дейдара вцепился руками в простынь, беззвучно молясь, чтобы Сасори продолжал…
Сасори улыбнулся и заменил руку на свои губы – безусловно более подходящие для минета. Он стал рисовать языком круги на головке, заставляя Дейдару издавать громкие, волнующие душу кукольника, стоны, становящиеся все более громкими... И пусть его язык так же был деревянным и слегка шершавым, но даже это заводило Дейдару, и он выдыхал между стонами:
- Дааааннаааа…
А Сасори начал заглатывать член напарника, мелкими и частыми движения языка лаская уздечку. Дейдара же начал ощущать сладкое тепло, волнами расходящееся от низа живота. Еще ни один парень, с которым он имел дело, не смог пробудить в нем такие эмоции, такие желания.
Кукольник к тому моменту заглотил член напарника почти полностью и сейчас ласкал язычком… Руками же Сасори гладил бедра Дейдары, вычерчивая пальцами на них имя напарника. Сасори был уверен, что кожа под его пальцами гладкая, как у младенца и горячая от возбуждения. Однако в последнем он не был уверен, ибо большого опыта в плотских удовольствиях, которые он испытал всего пару раз в жизни, у него не было. Это случилось так давно, что подробности стерлись у кукольника из памяти, почти не оставив следа.
Последний, самый громкий и дикий, стон издал Дейдара, и теплая сперма хлынула кукольнику в рот. Он машинально проглотил ее и натянул штаны на напарника, решив, что с того хватит удовольствий. Потом улегся рядом, закинув руки за голову.
Дейдара наконец-то открыл глаза. То, что только что произошло, все еще отдавалось волнующим теплом внизу живота, заставляя желать большего…
- Данна… Не знал, что вы занимаетесь и таким, ммм.
- Если бы у меня было настоящее тело, ты бы до сих пор стонал и извивался бы подо мной.
Беспристрастность кукольника и его слова заставили Дейдару покраснеть. Значит ли это, что не он один желает большего? И если их желания совпадают, то может Сасори вернет себе настоящее тело, которое сможет чувствовать? Ведь теперь Дейдара был на все сто процентов уверен, что Сасори и есть тот таинственный гость… А даже если нет, то уже неважно.
- У вас ведь еще есть шанс стать человеком, чтобы начать новую жизнь, начать вместе со мной, ммм.
- Я и так доволен.
- А я нет, хм!
- Молчи уж. Это я себя ущемляю в удовольствиях.
Вскоре Дейдара заснул, сжимая в своей руке холодную руку кукольника. Его длинные светлые волосы разметались по подушке, а на лице блуждала странная улыбка. Наверно, ему снились те же самые пошлые сны, только уже с Сасори в главной роли.
А Сасори лежал рядом и изучал взглядом потолок. Теперь мысль сделать из Дейдары марионетку казалась кощунственной. Единственное, чего он сейчас хотел, избавиться от этой нежности, которые он испытывал к напарнику. Но кроме нежности он чувствовал что-то еще, что не поддавалось никакому анализу. И с этим чем-то Сасори хотел распрощаться быстрее всего, чтобы наконец закончить игру. И все-таки пополнить свою коллекцию Дейдарой. Интересно, догадывается ли тот об этом? Нет, иначе бы так не улыбался.
Однако Скорпион уже сделал свой выбор, хоть и не осознавал его. Он пошел назад, позволив Дейдаре жить. И чтобы он не говорил себе, убить напарника он уже не сможет. Слишком долго Сасори сдерживал свои чувства, и вот сейчас они ожили, заставляя думать о Дейдаре как о человеке, которого он хочет…

К солнцу

После того, как Акацки запечатали Шукаку, прошло полчаса. Лидер и остальные члены организации давно покинули пещеру, оставив Сасори и Дейдару разбираться с ожидаемыми «гостями».
- Сасори-сан, я рассчитываю на вас. Вы один из самых достойных членов организации и наверняка сумеете если не заполучить, то хотя бы ранить Девятихвостого, - сказал Пейн перед тем, как исчезнуть. – Дейдара, не мешай Сасори-сану, просто выполняй его приказы.
И сейчас внутри Дейдары все кипело от возмущения: почему Лидер так благосклонен к Сасори, хотя тот даже не участвовал в поимке Шукаку? Кроме того он просто ревновал кукольника к Пейну. С той памятной ночи, отношения напарников не улучшились ни на йоту, но Дейдара уже привык к тому, что Сасори рядом, и считал, что теперь они повязаны одной ниточкой. Сасори настроя Дейдары не разделял, оставаясь по-прежнему глубоко уверенным в том, что его рука не дрогнет, когда настанет время Дейдары пополнить коллекцию кукольника.
О коллекции Сасори сейчас вспоминал с какой-то болью. Если бы он мог почувствовать, то это было бы похоже на тысячи ледяных иголок, вонзившихся в сердце. Затем бы эти иголки вытаскивали и снова запускали в сердце Сасори, заставляя каждый раз испытывать желание ударить кулаком в стену, да ударить так, чтобы содрать кожу костяшек пальцев, а потом ощутить вкус крови на языке…
- Сасори, у меня дурное предчувствие, ммм.
- Переходим на новый уровень отношений, Дейдара но данна?
- Я бы не против, да.
- Не забывайся, помни кто я.
- Не хочу помнить! Ммм!
Сасори, полировавший руку Хируко, перевел взгляд на Дейдару. Тот сидел рядом, скрестив руки на груди. Сасори оторвался от своего занятия и погладил его по щеке в знак примирения. Поссориться можно будет потом, когда они разберутся с командами из Конохи. Сейчас следует стиснуть зубы и терпеть все подколки Дейдары, который явно расстроен невниманием Лидера к его персоне. Что Пейну глупые взрывы, когда есть кукольная армия Сасори? И сейчас кукольник не считал за искусство то, что делал Дейдара. Сейчас он вообще запутался. В себе, в истинном искусстве, в своей вечности.
И все это впоследствии сыграло свою роль…
- И не надо меня утешать! Вы ведь и в прошлый раз ушли, бросив меня одного, ммм.
- Сейчас я еще никуда не ушел.
- Уйдете, уйдете! Вы всегда бежите от ответственности, прячетесь за своими куклами, словно они вам помогут, ммм. Но помочь вам сейчас могу только я, да.
- Не слишком ли ты о себе высокого мнения?
Сасори сказал это с пренебрежением, словно говорил о чем-то досадном, усилием воли заставив себя проглотить то, что чуть не вырвалось. Он хотел закричать от злости, выплеснуть в лицо Дейдаре всю правду, с садисткой улыбкой подробно рассказать, как он убил почти всех из клана Тсукури, а потом безразлично добавить, что марионетки из них вышли отличные, и теперь не хватает лишь одной. Но здравый смысл заставил Сасори промолчать.
- С тех пор, как мы работаем вместе, моя самооценка существенно снизилась, ммм.
- Она скоро снизится еще больше.
- Это еще почему?
Сасори вместо ответа вернулся к полированию конечностей Хируко. Правду об убийстве родителей Дейдары следует отложить на неопределенный срок. Сейчас следует подготовиться к предстоящей битве, хотя зачем? Кукольник был уверен в своих силах, как был уверен в том, что Земля круглая.
- Ответьте!
- Не разговаривай со мной, как с приятелем.
- Тоже мне, господин нашелся! Ммм! Хоть бы вас убили во время схватки: тогда вы получите свою гребаную вечность, да.
Слова вылетели у Дейдары из-за рта прежде, чем он подумал. Он закрыл рот ладонью, но было поздно. Сасори достал из недр Хируко какой-то небольшой бархатный мешочек и протянул Дейдаре.
- Ну если ты говоришь так, то эта вещь мне больше не нужна.
Дейдара мгновенно разорвал завязки мешочка. На ладонь упал его старый жестяной медальон. Сейчас он выглядел более поцарапанным, но все-таки вернулся к владельцу. Дейдара хватал губами воздух, все произошло слишком быстро: глупые слова о смерти, признание Сасори, возвращение медальона… И, что самое обидное, кукольник явно прятал от Дейдары лицо.
У Сасори было такое чувство, что он только что перенес ампутацию какой-либо конечности без наркоза. Но Дейдаре знать об этом не стоит.
- Вообще-то я не хотел этого сказать, ммм. Простите.
Дейдара виновато опустил голову, искренне раскаиваясь в своей внезапной вспышке. Почему он вспылил? Неужели до сих пор не может привыкнуть к тому, что кукольнику нравится поддевать его? Слишком странный этот Сасори, но такой загадочный, так и манит к себе…
- Ты такой же как твои глупые взрывы. И мне это надоело. Когда мы разберемся с ребятами из Конохи, я тебе кое-что интересное расскажу.
- Что расскажете?
- Узнаешь в свое время.
Сасори провел рукой по лицу Хируко. Шероховатостей нет. Отлично сделанная марионетка. Но почему же ему кажется, что он не все предусмотрел? Наверно, просто Дейдара вывел его из себя. Кукольнику требовалась тишина. Спасительная тишина, в которой он черпал вдохновение. Именно в тишине было возможно создать идеальную марионетку, не ошибившись ни в чем, не допустив ни малейшего промаха.
Дейдара молчал, потому что не знал, что сказать. Он просто смотрел на свой медальон, который так внезапно вернулся к прежнему хозяину. Смотрел и думал о том, что этой жестяной побрякушки касались изящные пальцы Сасори…

Желание Дейдары сбылось - Сасори подставился под удар.
Точную причину этого поступка не смог бы назвать и он сам: то ли из-за того, что это были его любимые марионетки, то ли не сумел убить родную бабушку или же вспомнились слова Дейдары… В любом случае он сейчас безразлично взирал на свое сердце, пронзенное двумя катанами. Он знал, что сейчас умрет и навсегда распрощается с этим миром, но не боялся этого. Это был не его промах, это было сознательное решение, причины которого терялись в прошлом.
Ему было безразлично, потому что эмоции вновь притупились. Как будто недавно пробившиеся ростки были кем-то закованы в лед. Нет, даже не в лед, в кристаллы, в камень. Во что-то, что теперь уже невозможно разрушить. Смерть высасывает все…
Сасори помнил, как он упал. Затем поле его видимости озарил яркий, какой-то неземной, свет. Он смотрел прямо на солнце и не щурился. Люди называют это отделением души от тела, но в данном случае это было неприменимо. У него уже не было души, он вложил ее всю в своих марионеток, всю до предпоследней капли. Последняя капля досталась, как это ни странно, Дейдаре. Человеку, который на какое-то мгновение заставил кукольника желать стать прежним.
То, что осталось от Сасори, невидимое для человеческого взора, летело навстречу солнцу, желая раствориться в его тепле, как масло на сковороде, как морская пена исчезает, как только волны касаются берега…
У Скорпиона оставались считанные секунды, прежде чем он обратится в ничто.
И последнее, что он увидел, - это летящую по направлению к северу глиняную птичку со стоящим на ней Дейдарой.
«Интересно, он будет помнить...?».

@темы: Дейдара, Сасори, фанфики

Комментарии
2011-09-16 в 22:32 

Басивный гитараст
Мы не знаем, какие мы есть на самом деле... пока не встретимся лицом к лицу со своей смертью. (с)
Хорошо теперь мне... Спасибо.

2011-09-17 в 07:40 

Satsumu Anoho [DELETED user]
Вам спасибо - за прочтение ::

2012-03-08 в 13:55 

Akasuna no Sasori Hiruko
Jashin-sama the pain is beautiful
Но...Глаза у Данны каремельно-бежевые >.<
Я бунтую :D

2012-03-08 в 14:39 

Akasuna no Sasori Hiruko
Jashin-sama the pain is beautiful
Фанфик клвый...
Блин ,но до боли грустный:(((
Я конечно человек умеющий сдерживать эмоци...Но блинн,аааа уаааа уиииии,я плачу,блять ,да,да, я ранимая тварь оказывается,Блин скиньте мне на у-мейл ещё ваших фанфиков если таковые имеються, ибо я не устояло перед этим

2013-09-18 в 17:22 

Черт, автор, это прекрасно! Я очень редко читаю фанфики, которые потом надолго западают мне в душу, и это - одна из таких работ. Я прям поверила, что всё так и было, как вы описывали... Замечаательно! *0*

URL
   

Сасори и Дейдара приглашают...

главная