22:12 

Цена поцелуя

It is impossible to create something out of nothing. (с)
Название: Цена поцелуя
Глава 1
Автор: Маленькая дрянь (это я, здесь и далее)
Бета: NarciSSai aka Danya
Пейринг; персонажи: Сасори/Дейдара; упоминание многих прочих персонажей фандома на протяжении всего фанфика
Жанр: поверхностный ангст, повседневность, поверхностные драма и романс
Рейтинг: PG/PG-13
Состояние: в активном процессе
Дисклеймер: отказ от прав
Предупреждения: AU, ООС, POV Дейдары (почти везде)
Размещение: с шапкой, указанием автора и ссылки на источник
От автора: я приветствую конструктивную критику с указанием всех наличиствующих недостатков; с определением жанра и рейтинга имею проблемы, поэтому прошу не ругаться, а указывать на ошибку - исправим.

Глава 1.

Я смотрю на тебя и не могу сказать ни слова, я тянусь к тебе, но ты этого не замечаешь, я кричу твое имя, а ты меня не слышишь... Как жаль, что я всего лишь вижу тебя во снах и не могу дотронуться, как будто там стоит стена, толстая прозрачная стена.

Мне всего девятнадцать, я живу отдельно от своей семьи, потому что меня изгнали за выбор моей ориентации (откуда они узнали?). Теперь я не позорю клан, раз меня в нем нет. Ты раньше жил по соседству и был моим школьным другом, одноклассником со старшей школы и первой безответной любовью. Ты раньше никогда не знал, кем я являюсь, а когда узнал, то громко смеялся и говорил, что я дурак. Мне не было больно или обидно, я не понял твоей реакции... А после я поцеловал тебя и убежал. Больше мы никогда не встречались и меня прогнали из семьи на следующий день после выпускного, после моего поцелуя. Два года прошло с того дня.

Наверное, ты сильно изменился с тех времен, во снах я вижу всего лишь отражение прошлого. Вполне хватает для того, чтобы помнить. Интересно, а помнишь ли ты меня, того, кто забрал твой первый поцелуй и убежал? Наверное, вспоминаешь с усмешкой.
Ты всегда был холоден и немногословен, но иногда на тебя что-то находило, и ты мог говорить часами напролет, а я - слушать твой голос, такой глубокий и завораживающий. Ты и сейчас, наверное, такой же холодный, неприступный, одинокий, гордый, даже чересчур гордый, и все такой же немногословный. А еще, может, все так же говоришь об этих маленьких созданиях, что потрясали тебя своей красотой и изяществом. Я помню, у тебя была потрясающая коллекция кукол, которой ты восхищался и которую безмерно любил. Я завидовал куклам, ведь к ним ты постоянно прикасался и говорил с ними. Говорил с каждой отдельно, а иногда и со всеми сразу... Они стояли в большой темной комнате, которую ты запирал на ключ, чтобы они не сбежали. Я до сих пор не понимаю, как куклы могут бегать?..

Сегодняшний сон - это не первый из снов такого рода за последние три года, скоро будет четыре. Да, четыре года с нашего знакомства. И год как я стал моделью. Профессиональной востребованной моделью. По ночам я работаю в баре для таких как я, только переодеваюсь девушкой, а днем я снова становлюсь моделью. Никто не знает об этом маленьком секрете, кроме начальства клуба. Своих "коллег" я нередко вижу в клубе, они часто заказывают меня (денег-то хватает ни в чем себе не отказывать). Не подумайте, что я шлюха, нет, я просто работаю в ночном клубе, обычный хост высокого класса.

Мне очень нужны деньги для того, чтобы в следующем году поступить в университет. Поэтому я коплю их и еле свожу концы с концами, но я уже привык. Поначалу даже голодал, но меня похвалили, сказав, что правильно сделал, сев на диету, - дольше продержусь в бизнесе. А сейчас даже не знаю, что делать, ведь холодильник набит водой и овощами - все, что нужно для меня: из рациона почти исключено мясо, если только раз в две недели. Должен же я держать соответствующую форму.

Сегодня иду на пробы, вдруг попаду на какую-нибудь незначительную роль - будет хоть какой-то небольшой гонорар и он отправится в копилку на учебу.

***
Большое скопление народа: некоторые профессиональные актеры пришли пробоваться на главные роли, некоторые просто зеваки, а некоторые пришли пробоваться наудачу, как я. Все что-то учат и разыгрывают, - зачем? - сегодня же только собеседование. Не могу себе представить, что будет в зале для собеседований... Хотя этот ангар не назовешь "залом для собеседований". Время тянется как резина, так же туго и нехотя. Через пару часов я войду в этот зал и буду вести светскую беседу с членами комиссии, надо только подождать.

Я снова не выспался из-за клуба и бессонницы, на дневной работе выходной. Надел на себя балахоны, чтобы не выделяться среди всех. Менеджер предупредил, что моя мордашка засветилась на обложке какого-то модного журнала и что я должен радоваться этому. Хотел бы я увидеть, что за журнал и какое там фото со мной в нем. Говорят, что вышло отлично, и тираж распродали быстро.

Ждать осталось меньше, чем полчаса - пойду куплю кофе и журналы посмотрю, может себя найду? Да и тело размять надо, а то некрасиво ходить буду. Все время надо держать себя и свое тело в форме...

Сейчас я туда зайду и прилично поздороваюсь, но сначала сниму балахоны и приведу себя в порядок. Готово - "готов к любым беседам с разным содержанием", как определяла когда-то мама. Еще бы не забыть поклониться.

Поехали.

***
Молодой человек проходит к столу, держа на плече сумку с вещами, и учтиво кланяется комиссии, не смотря на нее. Тихо здоровается, отходит на несколько шагов назад, к стулу, и встает рядом, все еще не смотря на жюри. Он знает как себя подать "к столу", чтобы произвести неплохое впечатление.

- Прошу, присаживайтесь. Вы, должно быть, устали стоять в такой очереди?

- Спасибо за предложение, - невесомая улыбка, стул отодвигается еще немного назад, и глаза, наконец, поднимаются комиссию. Молодой человек садится на стул, укладывая на колени сумку. - Нет, не устал; спасибо за беспокойство, - неторопливый взгляд по всем членам комиссии, еще одна улыбка. Игра начата. - Это должно быть вы устали сидеть в этом душном помещении и смотреть на каждого пришедшего сюда, что-то писать про него и прикидывать в уме, куда сгодится этот каждый пришедший.

- Это наша работа, что уж тут поделаешь, - кто-то из комиссии смеется, кто-то что-то помечает. - Как ваше имя?

- Тсукури. Тсукури Дейдара, - четко и ровно, не волноваться, не горбиться. - Вам нужно что-то рассказать о себе?

- Было бы неплохо сказать о себе пару слов, - улыбка, больше напоминающая оскал хищника, нацелившегося на жертву. Кажется, с этим человеком будут проблемы. - И чем занимаетесь на данный момент, чего хотите достичь, снявшись в нашем фильме.

- Ну, уж точно не славы, - улыбается уже более открыто и расслабленно. - Этого и так хватает с избытком и не нужно, - какая-то женщина, в зеленом пиджаке с глубоким вырезом, щелкает зажигалкой и нервно прикуривает. Блондин не в состоянии говорить под таким взглядом, ком в горле встает. Неторопливые шаги раздаются где-то по ту сторону стены помещения. Стоит глухая тишина, в которой даже слышно, как капает вода с потолка в дальнем углу. А мужчина все более придирчиво оценивает парня взглядом, чуть ли не облизываясь на него. Кто-то вздыхает в попытке снять напряжение, кто-то отмахивается от дыма сигареты и ворчит на курящую женщину. Напряжение чувствуется по нарастающим шагам в каждом в этом помещении. Слишком просторно. Слишком приторное эхо, дающее по ушам. - Родился в пригороде, с самого рождения состоял в могущественном клане, ныне изгнан. Был изгнан за предпочтения, не угодившие главе семейства, - уточнил он. - Пару лет назад окончил школу. Переехал в город сразу же после выпускного вечера, на следующий день. Работаю моделью, коплю на учебу в институте, бывшая семья не обеспечивает средствами на существования. Использую все возможные и доступные способы заработки денег.

- Копите на учебу?.. Хм, интересно, весьма интересно, Дей-кун.

- Что же может быть интересного в том, чтобы копить на учебу?

- Не в этом дело, молодой человек, - видимо мнется, не решается сказать. - С твоей внешностью ты можешь зарабатывать как угодно, даже продавая свое тело... Не хочешь попробовать?

- По-вашему, получается, что работать моделью - это развлечение? Это не продажа тела? Так? - молодой человек завелся. Сильно и безостановочно. - Такие вот, как мы, продаем свое тело и внешность особым извращенным способом - становимся ходячими манекенами, которые наряжают и делают макияж в тон показу, придают идеальный вид каждому из нас. И потом отправляют на подиум или на фотосессию делать так, как скажут фотографы. Вот так мы продаем свое тело и внешность. А потом идет почти непробиваемая конкуренция лучших из лучших, и лишь идеальные во всех отношениях попадают на обложки журналов. Вот это поистине трудно и почти невозможно, уж поверьте.

- Не говори чепухи, мальчик. Вы без разбору спите со всеми, кто может обеспечить вас будущим...

Другая, совсем незаметная, дверь резко распахивается и в комнату входит молодой статный человек с огненно-рыжей шевелюрой, отливающей в красноту, нехорошо горя глазами. Сидящая за столом комиссия ощутимо напрягается, блондин поворачивает голову, и его глаза распахиваются в удивлении.

"Как такое может быть?.. Это же не сон? Нет?" - проносится у него в голове. "Ущипните меня..." - говорит он одними губами.

- Что это вы тут все так активно обсуждаете? Мне тоже интересно подискутировать с вами всеми, - обращается он к жюри, проходя к столу и садясь на свободный стул, не обращая никакого внимания на блондина. - Прошу, господа, продолжайте, - усмехается. Правда, он.

- Так вы считаете, что если я пересплю с вами, то получу роль? Скольких вы так уболтали и отсеяли? Я не продаюсь за роли. Я вообще не продаюсь в постель, - блондин сильно сжимает руки на сумке, а потом отпускает и расплывается в приторной ухмылке. - Если хотите меня еще как-то унизить, то я, пожалуй, пойду, и не буду слушать про продажу себя. До свидания, - он встает, кланяется, закидывает сумку на плечо, разворачивается и подходит к двери, из которой выходил, не ожидая ничего, лишь считая шаги до потери очередного способа заработать в копилку.

"Ты не будешь унижаться и продаваться из-за какой-то тупой и незначительной роли. Ты этого не сделаешь ни в жизни. Тебе незачем это все", - сухие аплодисменты режут по ушам, одна пара рук, потом две и все сразу, некоторые переговариваются между собой, а рыжий довольно улыбается. Ручка двери, которую вот-вот чуть не открыли, тихо скрипит, вставая на место.

***
Ужасно неловко и глупо чувствую себя. Проверили, да? И что им с этого? Отпор понравился? А мне что с этого?

Открываю дверь, как меня окликает твой голос, властно и холодно:

- Стой, - останавливаюсь (почему?). - А теперь развернись и сядь на место, - поджимаю губы, разворачиваюсь, прожигая тебя взглядом. Мне стоит нажать на ручку до конца и запустить следующего, но делаю немного иначе:

- Не смейте, господин, со мной говорить таким тоном, хоть после этого я пойду на костер.

Разворачиваюсь обратно и нажимаю на ручку двери, открывая ее. Сзади слышу шепоток и твои шаги. Почему не могу переступить порог? Чего я жду? Тебя? Шепот наполняется то ли страхом, то ли спором, то ли завистью. Их слишком много. И никто не перечит тебе. Большой человек? За пару лет?

- Тебе нужны деньги или нет? - хватаешь за локоть, разворачивая и захлопывая дверь. Прижимаешь меня к ней и наклоняешься к уху. - Если нужны, то будь умничкой и сядь на место, - отстраняешься и говоришь так, чтобы слышали все. - Кровать не была эквивалентом таланта и оценкой характера. И тем более валютой, - отпускаешь меня, бросаешься краем глаза взгляд на мужчину, который говорил со мной. Он весь покрылся потом, а женщина затягивается сильнее, чем до твоего прихода. Ждут.

- Нужны, - как же хочется сползти на пол. - Только не через постель. Я пришел сюда наудачу и ни на что не надеюсь. А продаваться ради вшивой роли не хочу, Сасори-сан, - поворачиваешься ко мне. Ты удивлен?

- Не смей называть меня по имени. Я тебя не знаю, - злой?

- Ну да, не знаешь и знать уже, видимо, не хочешь, - усмехаюсь. - Ни капельки не изменился! И кем ты стал за пару лет, что тебя боится кучка стариков? М?

- Блонди, закрой свой рот. Либо ты уходишь, либо садишься на место. Не зли меня.

- Ладно-ладно, - вскидываю руки в знак примирения, - Акасуна-сама, - ты отходишь на свое место и садишься, сцепляя руки в замок. О чем ты сейчас думаешь? Что вспоминаешь? Прохожу и с грохотом ставлю сумку на пол. Так? Все вздрогнули, кроме тебя. Какой напряженный. Затыкать меня, значит, снова будешь, да? Школьные фокусы здесь не пройдут. Я еще что-нибудь придумаю.

- Посмотри, сможешь ли ты вот это сыграть, - женщина протягивает мне что-то. "Биография и политика ***" гласит заголовок.

- Что это? - интересный персонаж, даже любимые фразы выписаны, только манера речи немного странновата, но вполне напоминает меня, особенно здесь: непонятый и непризнанный, взорвал все поселение на прощание. - У вас же масса людей, которая хочет пройти этот двухэтапный кастинг. Почему я?

- Ну... - начинает женщина

- Ты первый, кто не побоялся меня, и высказал свое мнение в лицо, Дейдара, - узнал меня? Нет, скорее всего, услышал из этого шепота. - Думаю, что...

- А ты меня помнишь, а? - я тоже умею быть "дерзким". - Всего пара лет прошла, не можешь не помнить, - улыбаюсь, вот и подсказка, ты же не такой глупый, как я, все поймешь. - Скоро дату отмечать будем, на которую ты не придешь "ввиду важных дел". Я телевизор не смотрю, нет его у меня, газет не читаю, не до них, поэтому не знаю, что творится в мире. И кем ты стал за два года, я тоже не знаю... - какая жалость.

- Блонди, твою глупую рожу невозможно не узнать, хотя на фото ты выглядишь эффектнее, - прячешь улыбку в пальцах, усмехаешься. Мне, наверно, кажется, но они удивлены? Вроде даже немного расслабились. Кем ты являешься? - Ничуть не изменился.

- Ну, знаю, все такой же скучный и глупый, нэ? - а какую роль здесь играешь ты? Надо будет почитать сценарий. - Я так понимаю, я один из всей массы? Да?

- Да, - они все дружно кивают. - Никого больше на эту роль не видим, - вздыхаю, киваю в знак того, что согласен. Только что из этого выйдет?

***

Дом. Темная душная комната. Открою окно и пойду принимать душ.

Проторчал там до вечера, да еще и ехал до дома черт знает сколько. Сейчас почти полночь. А он ни о чем не спросил. Наверно все и так услышал, когда я с этим стариком "вел светскую беседу". Блин, бесит этот старикашка. Я ему не "девочка по вызову", чтобы подо всех ложиться. Блин, девственник я! Стыдно, но правда. Девушки у меня не было и быть не могло, да и времени на нее бы все равно не хватало бы. Ужасов жизни мне и в повседневной жизни вполне хватает. А об "этом" думать... Это было в старшей школе и то уже прошло, наверное. А у него все, как всегда, сто процентов, есть и девушка, и влияние, и хорошая работа, и уважение, и я со своей влюбленностью. Хотя зачем я ему сдался?.. Я же никудышний и ущербный в отношении мозгов, хм. Лишний я... Был, есть и буду. И не буду им мешать. Захочет, придет...

А герой мне нравится, не такой трус, как я, без башни на плечах и, язык развязный. Ничего и никого не боится. Все, ну или почти все, что на уме высказывает и не боится спрашивать то, о чем не знает. Своенравный...

Теплая вода смывает все хлопоты дня, грязь и не менее грязные предложения. Стекает вниз по коже, унося с собой напряжение, очерчивает неправильные черты мужского тела, больше напоминающее женское: гибкие руки, плечи, прямая спина, хрупкая на вид, небольшая талия, привлекающие внимание под любой одеждой ягодицы, аккуратные стройные ноги - гордость их обладателя.

Вода забирает усталость и взамен предлагает успокоение напряженным за весь день мышцам и телу. Шампунь перетекает в почти золотых волосах, смывая с них пыль дороги и успокаивая кожу. Вода сметает все на своем пути, даже непрошенные слезы, которых не видно в этом сумасшедшем потоке, в котором смешалось все. Он тщательно ополаскивает волосы, переключает воду на холодную и стоит несколько минут под ледяным душем. Нельзя дать глазам опухнуть. Потом снова включает теплую воду, находит рукой мочалку и мыло, намыливая ее и выходя из-под струй воды. Кабинка постепенно наполняется прежним паром. Прижавшись к стенке кабинки спиной, он передергивает плечами, как будто стряхивая скользящий по телу взгляд. Выпускает мыло из рук и наклоняется за ним, раздраженно что-то бормоча про свою неуклюжесть. Находит мыло, разгибается, кладет его на полку, снова передергивает плечами, оборачивается и смотрит на своего воображаемого зрителя и не видит никого. Темнота спасет от пристальных прищуренных глаз блондина. Тот чему-то фыркает, оборачивается, прижимается к стенке спиной, опираясь, и начинает мыть тело: сначала руки, потом грудь и живот, бока, - голова опускается, резкий вдох-выдох, чтобы не упасть от усталости, - парень нагибается, скользит мочалкой по стопам, икрам, бедрам, растирая их. Вздыхает, оседает на пол, вода смывает все, что не должно выйти за пределы этого маленького пространства: слезы, печаль от встречи, радость и облегчение, никчемность молодого человека. А парень не замечает жадных глаз, следящих за каждым его движением, тихими всхлипами, еле доносящимися до ушей из-за шума воды...

По истечение пары минут, он поднимается, как ни в чем не бывало, с совершенно другой осанкой, чихает, чуть ежится, выключает воду и вылезает. Красивый, притягивающий взгляд. Зритель скрывается в темноте комнаты, все еще наблюдая. Парень натягивает халат на мокрое тело, накидывает полотенце на волосы, суша их, и выходит из ванной комнаты, проходя в спальню и гася за собой свет. Садится на кровать, глядя на стену и продолжая сушить волосы. Откидывается на кровать, расслабляясь. Халат медленно разъезжается в стороны, оголяя бедра.

Молодой человек садится и видит в проеме двери незваного и неожиданного для столь позднего времени гостя.

- Ну, здравствуй, друг детства... Двери ты когда, наконец, научишься закрывать? Не боишься, что убьют? А если бы я был маньяком каким-нибудь? - усмехаешься, проходя внутрь комнаты.

- То ты бы не сидел на том месте, где сидишь, а если бы и был, то я бы уже давно был в отключке и не знаю, что ты бы со мной делал... - старая традиция ругать меня при встрече, вместо нормального обращения, засранец, совсем не изменился в характере. - И тебе привет... - надо обратно халат на ноги натянуть, стыдно почти голым сидеть.

- Совсем не изменился, - хмыкаешь, проходишь и садишься рядом, толкая плечом в плечо. - Вправду, что ли, моделью стал? Не трудновато для тебя, ленивого?

- Во-первых, с кровати встань, я белье вчера поменял, и прачки нет, чтобы стирать каждый день, во-вторых, чего тебе от меня надо? - и куда делось смущение? - Ну, стал, а тебе-то с этого какое дело? Вломился в дом и еще вопросы задаешь! - просто удивительно. Спихиваю тебя с кровати, кивая на кресло.

- И чего ты этим добьешься? - так ты еще и вздыхаешь! Но хоть пересаживаешься, и то хорошо.

- Ничего, но кровать явно будет чище, - и от чего я ворчу? - Зачем пришел?

- Спросить, разве не ясно?

- О чем? Ты же, вроде, все сегодня выяснил, разве нет? - где-то тут было полотенце... Вот, на плечах. Главное не встречаться с тобой взглядом, убьешь же. Стена такая интересная в ночи...

- Нет, один вопрос упустил, не при людях же, - пружины в кресле слегка скрипят под твоим весом, пока ты устраиваешься в нем. - Хорошая квартира.

- А мне кажется, что все выяснил, - я устал.

Не хочу с тобой разговаривать, уходи. Встань с моего кресла и уйди, как много раз до этого, когда тебе надоедали разговоры о пустом.

- Я же уже сказал, что не прояснил одного вопроса: почему ты меня поцеловал и убежал?

- А разве не ясно? Убьешь и не задумаешься, - выпаливаю я, вместо ответа.

- Ты всегда был глупым и нелогичным, - хмыканье в мою сторону какое-то двусмысленное.

- Спасибо за комплимент, Акасуна-сама, - кажется, так тебя звали эти старики за столом.

- Да не за что, Дей-кун, - ухмыляешься, решил в той же монете ответить? - Так почему же?

- А вдруг и в правду убьешь? Кто ж тебя знает? - почему такое жгучее ощущение пристального взгляда? Кидаю взгляд на тебя. Ты разглядываешь всего меня, ощущение, что даже через халат видишь. Как же без этого взгляда. Неприятно. - Не смотри на меня, как на свою ходячую собственность. Мне не это не нравится.

- А так ли это? - в наигранном удивлении выгибаешь бровь. - Что хочу, то и делаю. Говори, почему это сделал и сбежал.

- Потому... - отвернуться от тебя и закрыть лицо полотенцем. - Потому что люблю, вот и все, да... - ну вот, признался. Голос предательски дрожит.

- Мне вот интересно, ты все уроки законоведения просыпал, или как?

- Все, - киваю.

- И сколько таких по стране, как ты? - вздыхаешь с наигранным удивлением.

- Много.

- Это уж точно.

- Ну так на что ты намекаешь? - поднимаю взгляд на тебя.

- В общем, в ближайшие оставшиеся годика этак три ты принадлежишь исключительно мне, и я могу делать с тобой все, что в
голову взбредет, - разводишь руки, опуская голову и пряча улыбку. Моя челюсть будет ночевать на полу. Поклялся в верности?! С какого такого перепугу?! - Да-да, - киваешь в подтверждение своих слов. - И не смотри на меня так, мне это не нравится, - говоришь в моей манере.

- Что за чушь ты порешь?.. Какая к черту верность? А-а???

- Надо было не спать на уроках законоведения, - безразлично пожимаешь плечами. - Совсем забыл, тебя же не вызывали ни разу.

- Да кто такие законы дурацкие придумал?!

- Кто придумал, тот и придумал. Законы есть законы.

- Обязательно на досуге почитаю! - ни за что не поверю, но и не притронусь к этой гадкой книженции. Ну на фиг... Хотя, так даже интереснее. Поверю на слово. Хотя, теперь многое встает на свои места... Да.

- Зная тебя, можно сказать, что к старости прочтешь, - опять двусмысленно хмыкаешь в мой адрес! - Ну так, ты хранил мне верность эти пару лет? - я тебя сейчас убью!

- Иди на хрен! - кидаюсь полотенцем, ну и что, что мимо, но ведь задело же.

- Значит, хранил, надо же... - качаешь головой. Нравится надо мной издеваться, да? - Никак не ожидал от тебя. Ты же такой ветреный и доверчивый, Дей, - убью заразу и не пожалею! И все равно, что люблю!

- Мне не до этого было, понял? Голова совсем другим была занята! - главное успокоиться и перестать шипеть на тебя.

- О-о-о... Даже так? - ты еще и смеешься? Почему ты смеешься надо мной? Донельзя обидно.

- Да! Мне не до завода отношений было... Перестань смеяться, - поднимаюсь с кровати и иду поднимать полотенце. Иду к тебе, ведь ты же его даже не поднимешь, если и попросить тебя. Я знаю, делал так уже...

- Какой же ты занятой, Дей... До ужаса занятой, - улыбаешься. Моей реакции? Или приближению? - Кстати, ты действительно хорошо вышел на той обложке. Журнал престижный, туда сложно попасть.

Тянешь меня за халат, резко усаживая к себе на колени. Что ты творишь? Пытаюсь вырваться, но запястья уже крепко прижаты к груди, и я практически лишен способности двигаться.

- Ты что творишь? - все еще не оставляю попыток вырваться, дергаясь у тебя в руках. А ты времени даром не теряешь, развязываешь пояс халата и вытаскиваешь его. - Пусти! Слышишь? Пусти!!! Извращенец! Пусти!..

Чужие руки прижимают к себе такое незнакомое и в то же время до боли знакомое тело, не давая возможности вырваться. Руки связываются поясом халата.

- Не вырывайся, а то твое тело сильно пострадает, - сухой шепот на ухо. - Еще там упоминается в каком-то из пунктов, что тот, кто поцеловал, признает право на лишение невинности в эти пять лет в любое время дня и ночи. И это не будет считаться насилием, даже если совокупление будет совершено против воли признавшего. Так что не дергайся, а лучше расслабься и наслаждайся, - тело на коленях сжимается и превращается в беспомощную фигурку.

- Мне завтра на работу надо... у меня показ, один из важных... - тихо и беспомощно просит. Обреченно и без надежды. - Не сегодня, пожалуйста... Это же больно... Отпусти пожалуйста... - без слез. Пока.

- Только не плачь, ладно? Ты не так красив в слезах... Ответь честно на вопрос и будешь свободен.

- Что? - тихо всхлипывая.

- Ты и в правду девственник до сих пор?

- Нет, блин, прикалываюсь!

- Так да или нет?

- Да, чтоб ты этим подавился! - губы рыжего расплываются в приторной усмешке.

- Не рычи на меня, понял? Зато я расскажу тебе кое-что интересное, - осторожно развязываются запястья, сжавшихся в кулаки
рук. - Я тебя недавно на одном очень интересном закрытом аукционе видел. Красиво в повседневной жизни смотришься, однако. Тебя там выставляли с твоего согласия? Или ты не знал?

- Какой аукцион? Ты о чем? Я себя не продаю! Ты в какие клубы ходишь, мать твою?.. - сейчас в обморок упаду, голос упал до хриплого шепота.

- Слишком много вопросов. Я тебе все потом расскажу, может быть. Лимит, - усмехаешься, но говоришь предельно ясно, как
отрезаешь.

- Какой еще, в жопу, лимит?! - ударю, как только руки, наконец, слушаться начнут! - Значит так, ты мне все рассказываешь, а я тебя отпускаю. Согласен? - сам от себя шалею, но надо же как-то что-то из тебя выпытать; покрепче обнимаю за шею и усаживаюсь верхом, сжимая коленями бока. Что я только творю?.. Но так ты, скорее всего, не уйдешь.

- Ты уверен? - шепчешь и сглатываешь, смотря мне в глаза. Как-то ногам холодно... и ощущения какие-то странные. Приятно... А еще мне почему-то очень жарко от твоих слов.

- Я все равно не "отдамся" тебе сейчас... - шепчу на ухо, чувствуя твои руки под халатом, - Просто расскажи мне... Тем более, я не хочу знать, что ты меня насиловал. Расскажи...

- Вот как ты заговорил? Хм... Все-таки ты никогда не был логичен. Однако, причина, чтобы не "отдаваться", интересная, - выуживаешь руки из складок халата и одергиваешь его. - За маленькую плату в виде одной ночи рядом поспать, я тебе расскажу. Надеюсь, кровать у тебя не жесткая, - разглаживаешь халат по бедрам, успокаиваешься.

- Ладно, пошли, душ покажу и полотенце со штанами дам, надеюсь, тебе как раз будет... - слезаю с твоих колен и подбираю полотенце. - А жесткие кровати...ну, немного есть, а то спина от мягких болит ужасно, - спиной чувствую взгляд торговца, так на меня сегодня этот мужчина смотрел: оценивал, примеривался, прикидывал, насколько это будет выгодно, смотрит, как на товар. Дергает взгляд, неприятно, и за нервы. - Я же просил на меня так не смотреть, - оборачиваюсь и вижу прелестную картину: не шелохнулся. - Ты чего сидишь? Думаешь, что раз я твоя, как ты выражаешься, собственность, то я тебя мыть буду прям тут? Мечтать не вредно. Поднимай свою пятую точку и иди сюда, - выжидательно смотрю на тебя. Ну не за ручку же тебя тащить! К моему великому удивлению, встаешь, вздыхая моей грубости (а кто меня вежливости с тобой учить будет? Никто. Никому до меня дела нет.), и проходишь в душевую, начинаешь раздеваться. - Полотенце в шкафу на второй полке справа, - указываю на нужный шкаф и захлопываю дверь, - одежду я в ручку всуну, чтобы на полу не валялась, а то у меня тут не очень чисто. У меня кое-что, надеюсь, тебе как раз будет...

- Ты это уже говорил, - доносится из-за двери с сарказмом. Отхожу от двери и тяжело вздыхаю. Хоть бы все обошлось.

В шкафу нахожу свободные шорты и майку, сую в ручку двери и захожу обратно в спальню. Главное успеть переодеться, залезть в кровать и зарыться в одеяло с головой, как забираться будет - его личная проблема.

Перед тем как почти засыпаю, слышу шум чего-то напоминающего фен по звуку. Но у меня же его нет. Ладно, потом спрошу, чем это он там шумел. Слышу, как он выключает свет, проходит в комнату, тут же одевается в темноте и тишине. Слышно даже, как одежда шуршит, цепляясь за тело. Чувствую, как забирается под одеяло, сдергивая его с меня целиком и заставляя поежиться от холода, но потом накрывает обоих и прижимается сзади, гладит по боку, задирая майку и целуя шею. У него прохладная кожа, прижимаюсь, но не реагирую никак больше, только зеваю, показывая мою усталость. Как будто он не в первый раз со мной спит в одной кровати. Прихватывает кожу на шее губами, чуть прикусывает и отпускает, целует шею и стягивает с плеча футболку и поворачивает к себе. Скорее всего, это моя фантазия и ничего больше. Не хочу глаза открывать.

А он все продолжает: целует шею, нависая надо мной, переходит на ключицу.

- Ты же обещал... - сонно напоминаю я, одергивая майку и поправляя ее. Поворачиваюсь обратно на бок. Сопротивляться сил совершенно нет, и даже лень. Завернувшись в кусочек одеяла, сжимаюсь. - Так что не сегодня... - мечта сама пришла ко мне в кровать, а я ее отшиваю. До чего дошли.

- Но мне нравится твои запах и вкус кожи... - шепчешь на ушко, как кот на сметану урчит. И откуда только такие ассоциации? Это все мое воображение. Не слушать тебя. Я сплю.

- У меня работа с утра пораньше... За мной менеджер машину посылает каждое утро, чтобы я не опаздывал, - возражаю шепотом я. - И так поздно встаю.

- И что такого? Я тебя разбужу, не беспокойся, - ведешь рукой по животу, который отзывается голодным урчанием. Я даже не покупал ничего перекусывать по дороге и не ужинал. Стыдно-то как...

- Мне нужны деньги на учебу, отвали, будь добр, - убираю руку с живота, поворачиваю голову и смотрю недовольно в твои такие бесстыжие, но до ужаса довольные глаза. - Ты мне обещал, что не сегодня... Так что либо спи здесь, но не приставай, либо на полу, но там холодно и футона у меня нет.

- Меня это как-то не устраивает. Ладно, не буду приставать, - ложишься и целуешь шею. Хмыкаю и отворачиваюсь. Ощущение, что ты дорвался до того, что так давно и страстно желал. Обнимаешь сзади крепко и вздыхаешь. Как будто ребенком стал. -
Спокойной ночи, - шепчешь и прижимаешься.

- Спокойной, - бурчу я в ответ. Стыдно от своих мыслей стало. Не может быть такого просто-напросто, и все. - И не приставай, будить рано буду...

- Хорошо.

Тут же проваливаясь в сон. Такого не было очень-очень давно, я так только с матерью засыпал в далеком и глубоком детстве. Но с тобой так уютно, даже теплее и спокойнее...

Надеюсь, что кошмары оставят меня на эту ночь.

@темы: фанфики

Комментарии
2009-07-16 в 13:55 

Yumiko-chan
Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.
Ghjls [fw.!

2009-07-16 в 13:56 

Yumiko-chan
Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.
тьфу!Проды хацю!

2009-08-12 в 23:18 

Ну млин, кто её не хочет!!! Автор вроде обещасля в конце лета...

URL
2009-10-06 в 13:20 

ясе хотюююю!!! аффтар не издевайся!!! ;) :eyebrow:

URL
2012-10-23 в 05:58 

Я уже 3 года жду 4ю главу... Ах как жестоко. Но мне таак нравится и я не теряю надежду, постоянно вспоминая этот фик. Я ведь спокойно на тот свет не отправлюсь, если не дочитаю это творение))

URL
   

Сасори и Дейдара приглашают...

главная